Войти на БыковФМ через
Закрыть

Как вам творчество Майкла Каннингема, Маркуса Зузака?

Дмитрий Быков
>250

Зусак никак совершенно, Каннингем мне очень симпатичен по-человечески, но опять-таки, я без большого удовольствия этого читаю. Дело в том, понимаете, что мое требование к литературе, мои два требования к литературе очень просты. Ведь феномен интересного — это когда либо что-то непосредственно касается моей жизни, либо — ничего не поделаешь — в книге присутствует тайна, интрига, какая-то событийная динамика.

Вот я сейчас должен сказать, что я с огромным интересом читаю Чбоски, «Воображаемого друга». Но этот «Воображаемый друг» — это такой лихой роман, действительно хорошо закрученный и в частностях совершенно великолепный. Там очень продуманная история, спасибо большое, конечно, Юле Селивановой за книгу, вовремя рекомендованную. Я, надо сказать, читал ее по многим рекомендациям, когда она только вышла. Сейчас я должен отметить необычайно качественный перевод. У меня есть какие-то там к нему претензии, но это очень качественно. И в любом случае, по моим ощущениям, это интересно. Я не сравниваю Чбоски с Прустом, я просто говорю, что человек владеет приемами, приковывающими глаз к строке.

Вот Кушнер всегда пытался мне объяснить (и он не оставил этих попыток, спасибо ему), что нельзя у Пруста искать сюжетных занимательностей, Пруст — это стихи, это огромная поэма, и это надо читать, как стихи. Но, грешным делом, я и в стихах ищу сюжетной занимательности и вообще занимательности. Когда я, помнится, Новелле Матвеевой сказал, что вашу книгу «Закон песен» прежде всего интересно читать, она сказала: «Вот это комплимент, который я ценю». Книга стихов должна быть увлекательна. Боюсь, что это почти утраченное искусство.

Отправить
Отправить
Отправить
Напишите комментарий
Отправить
Вещая ящерица 27 февр., 06:05

Странно. Когда Быков брал интервью у Зусака, то говорил, что является его фанатом, а сейчас говорит, что никак к нему не относится.

Как не ревновать женщину, подобную тем, что описаны в романах Марселя Пруста «Пленница» и «Беглянка»?

Я должен сказать, что «Пленница» и «Беглянка» — это две единственные части эпопеи, которые я читал со жгучим интересом. Ну, я не люблю Пруста, мне он тяжёл. Когда-то Кушнер передал мне замечательную мысль Лидии Гинзбург, что определённая эротическая девиация характеризуется интересом к Прусту, балету и Михаилу Кузмину. «Меня,— сказал Кушнер,— спасает то, что я не люблю балет». Вот меня спасает то, что я не люблю Пруста. Кузмин, балет — ладно. Кузмина очень люблю, некоторые балеты люблю очень (как, например, прокофьевские), но довольно сложно отношусь к Прусту.

Вот единственное, что я по-настоящему люблю,— это «Беглянку». Почему? Потому что там, понимаете,…

Каких поэтов 70-х годов вы можете назвать?

Принято считать, что в 70-е годы лучше всех работали Слуцкий и Самойлов. Слуцкий до 1979 года, Самойлов — до конца. Из более младших — Чухонцев и Кушнер, и Юрий Кузнецов. Это те имена, которые называют обычно. Алексей Дидуров писал очень интересные вещи в 70-е, и ещё писал довольно хорошо Сергей Чудаков — это из людей маргинального слоя. Губанов уже умирал и спивался в это время. Понятно, что Высоцкий в 70-е написал меньше, но лучше. Окуджава в 70-е почти все время молчал как поэт, Галич — тоже, хотя несколько вещей были, но это уже, мне кажется, по сравнению с 60-ми не то чтобы самоповторы, но это не так оригинально. Конечно, Бродский, но Бродский работал за границей и как бы отдельно, вне этого…

Почему Александра Кушнер нравится людям даже не заинтересованным в поэзии? Кого бы вы могли посоветовать из современной русских поэтов в его духе?

Не знаю, раньше я бы назвал нескольких людей, потом эволюция этих людей пошла в таком направлении, что не могу я их вообще называть. В духе Кушнера работает довольно много петербуржцев. Считалось, что Пурин, Кононов, Машевский — такая триада любимых учеников, но, к счастью, это исчезло: Пурин пошел совершенно своей дорогой, Кононов перешел на прозу в основном, да и Машевский эволюционировал в сторону, от Кушнера очень далекую. Машевского я, пожалуй, больше всего люблю из этой тройки, хотя они все очень интересные. Кто сегодня пишет в духе Кушнера, я не знаю. Точно не я, притом, что моя любовь к Кушнеру очень искренна. Можно попробовать Глеба Семенова почитать. Он не зря ему посвятил «То ли флейта…