Войти на БыковФМ через
Закрыть
Литература
Религия

Согласны ли вы, что интерес к фантастике возникает от того, что писатель-фантаст создает новый мир, подобно Богу, а деяния Бога интересны всем?

Дмитрий Быков
>50

Знаете, это обманчивое впечатление. Дело в том, что надо различать логику и произвол.

Творить мир — это такое занятие, Господу не позавидуешь. Потому что раз создав физический закон, ты не можешь его перекраивать беспрерывно. У Бога как-то трудно со свободным выбором — как у Гарри Поттера, который тоже обставлен огромным количеством ограничений. Волшебная палочка, вообще всемогущество — оно не облегчает жизнь.

Рассказ Веллера «Правила всемогущества», по-моему, довольно наглядно поясняет, что на каждый шаг приходится 10 контршагов или обеспечивающих его правил. И всякий раз ты уже не можешь потом от этих правил отступить. Приходится каждый раз переписывать историю мира с нуля. Я думаю, что наша вселенная хранит несколько следов таких черновых попыток. Отсюда, кстати, некоторые неразрешимые загадки вроде Мохенджо-Даро, погибшего якобы от ядерного взрыва.

В общем, сложно всё. Поэтому фантасту, как мне кажется, проще не творить мир заново. Большинство сотворенных миров подозрительно похожи на наш, только с драконами. Мне кажется, что фантасту проще всего внести одно небольшое допущение, с помощью которого мир заиграет новыми красками. Чем меньше это допущение, тем успешнее фантастика. Я не верю в такое масштабное созидание миров. «Миры расцветшие висят» — мне это всегда кажется немножко монотонным и слишком произвольным.

Отправить
Отправить
Отправить
Напишите комментарий
Отправить
Пока нет комментариев
Почему Братья Стругацкие в повести «Трудно быть богом» Румате дали возможность убивать и мстить? Неужели они пожалели читателей?

Ну а что, бог дал человеку свободу воли. О чем вы говорите? Румате, как и Гарри Поттеру, дана волшебная палочка, но и даны огромные ограничения по её применению. Он и могущественнее всех в Арканаре и при этом бесправнее всех, потому что ему ничего нельзя сделать. Там помните, сколько дуэлей без единого смертельного исхода. Ему очень многого нельзя. Кстати, это его отчасти роднит со Штирлицем, и я с радостью обнаружил, что эта же мысль приходила Даниэлю Клугеру. Я-то думал, что это мне одному. Диалог Руматы с Рэбой — это копия диалога Штирлица с Мюллером. Когда там Мюллер говорит: «Я не берусь предположить ущерб, нанесенный им Рейху; это разведчик очень высокого класса» — там же и дон Рэба…

Когда в последней сцене «Фантастических тварей» Грин-де-Вальд дирижирует огненными драконами, он напоминает Ницше — есть ли тут параллель? Тогда кто такой Криденс?

Криденс — главный герой цикла. Ему предстоит сыграть тайную, ещё не ясную роль. Я от Роулинг много ожидаю. Тут очень много вопросов, прочел ли я «Смертельную белизну». Прочел. Плохой роман, но дело даже не в этом. Он все равно интересен, он важен. Почему мне важно то, что пишет Роулинг в качестве так называемого Гэлбрейта? Почему я вообще читаю эти книги про Кормарана Страйка? Даже не потому, что он обаятельный герой. Он герой необаятельный, и вся эта помощница Робин, неизбежная, рядом с ним. Определенное пересечение трикстерской темы с фаустианской: потому что то, что с ним рядом женщина есть и может быть, делает его, скорее, персонажем фаустианского толка, и мне даже не это интересно. Мне интересно,…

Почему слушатель эфира упрекнул вас в неправильном произношении слова «буллинг»? Есть ли необходимость использовать иностранное заимствование этого слова, если существует русский аналог?

Меня не в этом упрекнул слушатель. Там фильм действительно называется «Боулинг для Коломбины», потому что убийцы (формально это потом не подтвердилось) перед убийством играли с утра в боулинг. Но это включает в себя огромный семантический ореол. Это и «bowl» (в значении «чаша») для Коломбины, и «bowling» в значении катиться вниз, потому что катится вниз американское общество, и «bulling» дя Коломбины, потому что к буллингу свелась в результате проблема, буллингу — то есть к травле они подвергались. И «boiling» вокруг Коломбины, то есть кипение, условно говоря, бурление говн вокруг этой ситуации. Это название с большим семантическим ореолом. И в том, чтобы назвать эту картину «Буллингом для…

Как вы думаете, Клим Самгин Горького — это реинкарнация Передонова из романа Сологуба «Мелкий бес»?

Ну нет, что вы? С какой стати? Я, кстати, когда перечитывал «Самгина», обратил внимание на то, что герой-то довольно обаятельный. И, конечно, Андрей Руденский играл его таким в знаменитом фильме Титова. Но не только он. Он написан обаятельно. Если смотреть на него не то что любящими, а хотя бы нейтральными глазами — так вот, он ведет себя лучше всех. Понятное дело, что он протагонист, он так видит. Иногда только взгляд со стороны позволяет как-то (особенно на фоне таких героинь, как Марина Зотова) позволяет подивиться его тщедушности и осторожности, но в целом Самгин еще самый приличный из героев этой книги, притом, что и Лютов, и Макаров, и Туробоев по-своему очаровательны. Но в Самгине есть то, что…