Войти на БыковФМ через
Закрыть

В чем состоят причины и суть феномена провинциальности?

Дмитрий Быков
>100

Провинциальность как термин имеет место и вообще легитимна как термин там, где есть центр, где есть столичность. Точно так же, как провинция, скажем, глубокая провинция возможна там, где есть фронтиры. Где есть люди, которые отодвигают границу, которые движутся вперед, которые находятся в движении, в процессе освоения новых территорий. Тогда есть, скажем, оседлые, а есть такие, условно говоря, движущиеся.

Провинциалом можно быть только тогда, когда есть некий духовный и культурный центр, быстроразвивающийся. Тогда провинциальность — это претенциозность, желание без достаточных оснований выглядеть продвинутым, advanced, что называется.

Но сегодня в России никакой провинции нет. Когда я приезжаю, допустим, в Вятку или в Новосибирск, который вообще является столицей Сибири, и мне говорят: «Что бы вы могли посоветовать провинциалам?» — помилуй Бог! Что это за самоуничижение паче гордости? Какими провинциалами, на каком основании вы себя называете, когда так бесконечно провинциальна сегодня вся российская духовная и культурная жизнь? Когда Москва страшно отстала.

Мне, кстати, одна знакомая девушка предложила купить у нее в 13 томах «Историю русской литературы». Мне сейчас просто некуда деть эти книги, потому что у меня буквально все шкафы забиты, а класть их на пол — это неуважение. И она говорит: «Знаете, почему-то в Москве никто не хочет их купить. И очень много заказов из провинции». Наверное, потому что в провинции, условно говоря, еще для кого-то что-то значит русская литература, а в Москве уже на всё махнули рукой.

Но если говорить серьезно, то разделение на Москву и провинцию, на столицу и провинцию сейчас осталось только имущественно. Да, Москва действительно превратилась (об этом многие пишут) в такой особо привилегированный анклав. Но говорить о том, что это духовный авангард, конечно, нельзя.

Более того, именно из Сибири, с Урала давно уже, начиная с 60-70-х годов, приходят самые интересные культурные явления — свердловский рок, петербургский рок. Хотя Городницкий и называет Ленинград «российских провинций столицей». Как раз Москва превратилась в такой, если угодно, центр потребления. А центр какого-то производства находится сейчас вне Москвы.

И пришествие Иванова из Перми с его абсолютно своей точкой зрения показало, что как раз будущее России — в появлении новых и новых точек на карте, новых очагов, новых таких пылающих, ярких красных факелов, используя название знаменитого новосибирского театра, которые и рассеют в итоге эту тему.

Понимаете, в этом и заключается культурная децентрализация. Потому что в любом случае централизм, эта мегацентрализация, вертикализация жизни в такой гигантской стране, как Россия — это вернейший путь к застою. А тут люди само слово «федерализм», закрепленное в конституции, предлагают считать призывом к разгону России, к роспуску России. «Не ты собирал — не тебе и распускать» и так далее.

Я очень хорошо помню все эти дискуссии, все эти циничнейшие разговоры. Но культурная децентрализация, по крайней мере, культурная диверсификация России — это, по-моему, совершенно назревшее, необходимое веление времени. Я не понимаю, о чем тут спорить.

Отправить
Отправить
Отправить
Напишите комментарий
Отправить
Пока нет комментариев
Можно ли провести параллели между тиранией государственной и семейной?

Это огромная и важная тема. Для меня очень много значит в последнее время роман «Что делать?». Объясню — почему. Только потому, что дети действительно возжелали расшифровать его цифровой ряд, и мне постоянно приходилось его перечитывать. И мне кажется, я эту книгу понял. Ну, то есть писал же Ленин, что её нельзя читать, когда молоко на губах не обсохло. Пока в России будет торжествовать тираническая семья, о политической свободе в ней мечтать невозможно.

Так вот, я понимаю, что со мной кто-то не согласится, будет плеваться кипящей желчи, но назову вещи своими именами.

Пушкинская записка «О народном воспитании», поданная им в двадцать шестом… в двадцать седьмом году по поручению…

Что вы думаете о перспективах глобального Юга?

Я не мыслю в таких терминах. Я думаю, что главная проблема мира – не раскол на Север и Юг, на нордическую, аскетическую такую породу и торговцев-гедонистов. Я думаю, что главная проблема – это раскол на архаику и модерн. Люди, которые чтут имманентности, и люди, которые от них абстрагируются. Люди, которые исходят из данностей; и люди, которые исходят из личной роли. Наверное, так.

Глобальный Юг сделал свой максимум в войне гражданской в США, когда, как сказала Юдора Уэлти: «мы проиграли войну, но выиграли культуру». Вот Маргарет Митчелл отрефлексировала этот процесс, точно так же, как Шолохов на русском материале отрефлексировал его в «Тихом Доне». Ведь это тоже, понимаете,…

Почему Набоков, прекрасно понимая, в каком положении находится Пастернак в СССР, продолжал уничижительно отзываться о романе?

Набоков и Вера совершенно ничего не понимали в реальном положении Пастернака. Они додумывались до того, что публикация «Доктора Живаго» за границей — это спецоперация по привлечению в СССР добротной иностранной валюты. Точно так же, как сегодня многие, в том числе Иван Толстой, акцентируют участие ЦРУ — спецоперацию ЦРУ в получении Пастернаком Нобелевской премии. Флейшман там возражает. Я не буду расставлять никаких акцентов в этом споре, но я уверен, что Пастернак получил бы Нобеля из без ЦРУ, прежде всего потому, что Россия в этот момент в центре внимания мира. Но, как мне представляется, сама идея, что «Доктор Живаго» мог быть спецоперацией властей просто продиктована тоской по поводу того,…

«Хищные вещи века» Братьев Стругацких — хорошая демонстрация нынешнего мира потребления. Когда вы возлагаете надежды на восстановление общества исключительно на молодежь, вы думаете, куда деть остальных?

Видите ли, люди, по крайней мере 90 процентов их, я думаю, они сами по себе ни хороши, ни плохи; они — как камни в воде, понимаете, меняют цвет в зависимости от среды. И количество приличных людей в обществе или во всяком случае людей, которые не позволяют себе прямого свинства или делают гадости без удовольствия, назовем это так, их количество меняется. Оно очень зависимо. И особенно в России оно очень зависимо от среды, потому что внутренние убеждения недостаточно крепки, недостаточно прочны. И одни и те же люди в семидесятые годы ведут себя совершенно по-обывательски, в восьмидесятые становятся политическими активистами и демократами, в девяностые резко мигрируют в сторону…