Войти на БыковФМ через
Закрыть
Кино

Что вы думаете о творчестве Александра Расторгуева? Как вы относитесь к картине «Дикий, дикий пляж. Жар нежных»?

Дмитрий Быков
>100

Что касается Расторгуева, то «Дикий, дикий пляж. Жар нежных» — это замечательное искусство, ни на что не похожая документалистика. Мне это не близко, но я признаю масштаб. Мой любимый документалист, как и из любимых моих игровых режиссеров,— это Сергей Лозница. Другой мой любимый документалист — это Косаковский, прежде всего «Среда». Косаковского я считаю гением. Вот «Акварель» я недавно посмотрел, очень мне понравилось. «Да здравствуют антиподы!» я тоже очень люблю. Косаковский и Лозница — мои любимые документалисты. Пелешян, конечно же. Исходя из этого вы понимаете, что фильм Расторгуева — это не совсем то, что я люблю. Хотя это очень большое искусство.

Отправить
Отправить
Отправить
Напишите комментарий
Отправить
Пока нет комментариев
Почему писатель под псевдонимом может писать разные тексты, а режиссер под псевдонимом не может снять картину с другим почерком?

Наверное, потому, что режиссура — это как голос. Не почерк, который можно изменить, а голос, который изменить нельзя. Дело более физиологическое.

Я не знаю ни одного режиссера, который под псевдонимом снимал бы другое кино. Понимаете, если бы Хичкок назывался, например, Ивановым и захотел снимать русское кино, кино в русском духе — в духе Довженко, например — это всё равно был бы Хичкок.

Марлен Хуциев, уже здесь упоминавшийся, мне говорил, что кино — дело физиологическое. И главный физиологический показатель — длительность кадра. Он говорил: «Если кадр передержан или недодержан, я физиологически чувствую или неполноту, или избыточность, но физическое неблагополучие.…

Каково ваше мнение о режиссере Иване Дыховичном?

Сценарного творчества я практически не знаю, потому что лучшие свои фильмы он снял по чужим сценариям, ну, как «Копейку» в частности, или «Черного монаха». Хотя и «Черный монах» не слишком нравится мне. Да и вообще, насколько я помню, и «Прорва» — это по сценарию Кожушаной. Вот кстати она была блистательным сценаристом. Безумным, но она создала свой мир, свое кино. Это редчайший случай. Мы можем говорить о кинематографе Дунского и Фрида, о кинематографе Рязанцевой, Клепикова, ну и о кинематографе Кожушаной. Вообще-то, это очень редко, чтобы сценарист…ну, Луцик и Саморядов, конечно… Это редкое явление, чтоб сценарист создал школу. Кожушаная её создала.

Что касается Дыховичного……

Почему вы ругаете фильм Микеланджело Антониони «Фотоувеличение»?

Видите ли, какая вещь? Что значит, я ругал «Blowup»? Я не могу его, конечно, ругать, потому что это великое кино — очевидно великое. Как и великий рассказ Кортасара «Слюни дьявола» лежит в его основе. Это чрезвычайно значительно. Но это совершенно не трогает моей души. Это оставляет меня холодным.

Атмосферно это кино сильное. У Антониони всегда очень передана атмосфера времени. Но, видимо, мне не нравится эта атмосфера времени. Видимо, мне больше нравится «Забриски Пойнт» — может, потому, что атмосферу американского университета и левацкого студенческого сборища я знаю лучше, а атмосферу жизни модного фотографа, к которому Джейн Биркин так красиво приходит позировать, совершенно не…