Войти на БыковФМ через
Закрыть

Чем объясняется всплеск оккультизма в последние годы существования Российской Империи и СССР?

Дмитрий Быков
>100

Это довольно трудный вопрос. Был ли это всплеском оккультизма только? По крайней мере, в Российской Империи это было и религиозным возрождением. А насчет всплеска оккультизма в 70-е – это было, скорее, грязной пеной, возникшей вокруг еще одного русского религиозного возрождения, представителями которого были Аверинцев, Желудков, Мень. Великие богословы и проповедники. Грязная пена всплывает вокруг всякого явления.

Андрей Синявский мне как-то сказал, что пошлость лучше, чем снобизм. Снобизм, как он сформулировал, это попытка воспарить без достаточных на то оснований. А пошлость – вещь естественная и здоровая, пошлость – это так же естественно, как тень, отбрасываемая предметом. Есть пошлость марксистская, а есть пошлость христианская. Я дословно запомнил его формулировку.

Тень, отбрасываемая предметом, в данном случае оккультизм. Понимаете, есть духовная жажда и есть запрос на  великую культуру и на ренессанс религиозной идеи, религиозного чувства. Но вместе с этим религиозным чувством приходят новые идеи, попытки удовлетворить этот запрос. Приходит культ йоги, Рерихов, разнообразных сект, разнообразной «оккультятины». Высоцкий был замечательным летописцем этого – увлечением передачей «Очевидное – невероятное» и другими таинствами. Это, в общем, нормальная, здоровая реакция малообразованных людей на высокий интеллектуальный запрос. Понимаете, люди не всегда понимают, что от них требуется духовный скачок. Но то, что в мир вошло непонятное; то, что в мир вошло нечто из того, что мы все проснулись в новой вселенной (в кафкианской, в беккетовской, но явно в другой), – это в мире ощущается. Это витает, это витало и в 1914 году, и это витало в 70-е годы. Ответом масскульта на это тогда были интерес к культам и тайнам. А что касается 70-х годов, то это были поиски псевдодуховности или совершенно отвязной конспирологии, в центре которой всегда были евреи. 

Конспирология, как мне представляется (это мне одна очень умная девушка на моем семинаре по эстетике триллера сказала, то есть представление о всемирном заговоре, скорее всего, верно. Заговор, скорее всего, существует. Но, помните, как говорил Пелевин: «Заговор существует, только проблема в том, что в него вовлечено все население России». 

Но если говорить серьезно, то теория всемирного заговора – именно ответ примитивного сознания, которое не способно к религиозному прорыву. Но прорыв этот происходит, он назрел. Однако прорыв – это удел Трубецкого, Булгакова, может быть, в какой-то степени Розанова, в значительной степени Флоренского, которому тоже иногда случалось соскальзывать в антисемитскую конспирологию, потому что «Осязательное и обонятельное отношение евреев к крови» написано, вообще-то, Розановым совместно с Флоренским. И мученическая судьба Павла Флоренского, при всем величии его разума (я считаю, что это величайший религиозный мыслитель), не отменяет отдельных его ошибок. 

Вообще, любая конспирология – это свидетельство низменного ума. Точно так же, как оккультизм, о котором Мандельштам писал как о теплой фуфайке для больных, для слабаков духовных. Но он под этой фуфайкой прежде всего имел Штайнера и его идеи антропософии. Тут меня некоторые люди ругают за то, что я Штайнера недооцениваю и недопонимаю, но я действительно считаю, что Штайнер – это фигура класса Блаватской.  Как великий фантазер и провидец он, может быть, заслуживает интереса, но в целом все это сектантство и чудовищная демагогия. Простите.

Отправить
Отправить
Отправить
Напишите комментарий
Отправить
Пока нет комментариев
Элен Кей назвала XX век — веком ребенка. Можно ли считать события этого столетия следствием массового инфантилизма?

Насчет инфантилизма, возвращения в детство. Многие писали, было блестяще эссе Владимира Новикова «Детский мир» об инфантильной природе тоталитаризма. Это все интересно, но это не очень, понимаете, не вполне соответствует замыслу, я думаю, Толкиена и Носова. Правильнее оценил его БГ: «Героические деяния приходится совершать негероическим людям». Маленький человек вынужден стать большим, да? Маленький человек вынужден стать сверхчеловеком. Об этом, кстати, у Рождественского было плохое стихотворение, но характерное — «На Земле безжалостно маленькой». Но это не важно. Если говорить… Ну а почему плохое? Такое трогательное по-своему стихотворение.

Тут в чем…

Почему у Стивенсона в повести «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» «Хайд» переводится одновременно как «скрытый» и «под кайфом»? Можно ли назвать это произведение готическим?

Для Стивенсона, думаю, понятие hide (в дословном переводе «повышенный», «подкрученный») было еще для него неактуально. Хотя, возможно, оно появилось тогда же, когда появился опиум в Англии. Дело в том, что опиум не делает человека hide; он уносит человека в сферы более мрачные. Для меня несомненно, что Хайд (хотя он пишется через y) – это скрытое, «спрятанная личность».

Что касается готического произведения. Я всегда исходил из того, что Стивенсон – романтик, романтика и готика, как вы знаете, идут параллельными путями, но не совпадают. Прежде всего потому, что готический герой всегда борец, а романтический – эскапист, жертва. Он пытается укрыться от мира. Но, пожалуй, «Доктор Джекил и…

Почему большие художники часто в своих фильмах отдают реплики с главной сутью второстепенным персонажам?

Ну, наверное, потому, что чем больше художник, тем тоньше он работает. Но я вообще не возражаю, чтобы главные герои проговаривали главные мысли. Или как советует Леонид Леонов: «Заветные мысли надо отдавать самому отрицательному герою — и тогда вас не сразу убьют». Я никогда, к счастью, не имел необходимости при советской цензуре прибегать к таким хитростям, но я могу понять этот приём. Вообще, на самом деле главные мысли в романе не должны проговариваться героями, главные мысли должны приходить к читателю; проза должна не высказывать мысли, а вызывать состояния. Вот это мне кажется главным. И вот это очень хорошо умел ранний Пелевин, а потом он почему-то от этого отказался. Может быть,…

Почему время погубило таких талантливых людей, как Надежда Кожушаная, Вячеслав Ерохин, Никита Тягунов?

Видите, в чем дело? Кожушаная — безусловно, Тягунов — безусловно (если брать «Ногу», а больше мы, собственно, ничего и не знаем), и, конечно, Ерохин,— они все были людьми все-таки 70-80-х годов, людьми той сложности, и когда настала новая простота, им всем стало нечем дышать. У каждого были свои причины, свои поводя для гибели.

В случае Ерохина это было, по всей вероятности, самоубийство, в случае Кожушаной — внезапная болезнь, в случае Тягунова — интоксикация, но совершенно очевидно, что делать им было нечего: их как-то срезало время. «И меня срезает время, как сточил твой каблук». Надо было обладать тогда очень гибкой психикой, чтобы не задохнуться в этом новом безвоздушном…

Почему в книжных магазинах так мало сборников с рассказами, зато много романов? Если ли шанс у современного российского писателя опубликовать сборник рассказов?

Да нет, это довольно устаревшая мысль. Рассказ жив благодаря двум форматам, которые непредсказуемым, неучтенным образом выдвинулись на первый план. Были люди, которые рассказ хоронили. Сборник новелл действительно превратился в такую определенную экзотику, и я объясню, почему. Во-первых, есть блог, а во-вторых, есть глянцевый журнал, который предоставляет для рассказа, пожалуй, универсальную, пожалуй, идеальную площадку. На фоне кризиса «толстых» журналов глянец, по точному предсказанию Шкловского, выдвинулся из маргинальных позиций в центр. И, конечно, благодаря глянцу, где охотно печатаются и Сорокин, и Пелевин, и молодые, талантливые мастера, рассказ отвоевал свое…

Как вам фильм «Бегство мистера Мак-Кинли» Михаила Швейцера, который снят по сценарию Леонида Леонова?

Если говорить о фильме, то он — страшно покоцанное произведение, и при всем своем таланте Швейцер не мог поставить эту вещь так, как она написана. И страшно сокращено присутствие Высоцкого в картине, и Банионису нечего играть. Так получилось, что фильм превратился в политический памфлет. А для Леонова это было все-таки не высказывание об активной борьбе за мир и не о необходимости активного участия в мире. Для Леонова это эссе о страхе смерти, которое для западного человека стало тотальным, и эта попытка предложить комфортную смерть — помните гроб «Солитер-эгоист»?— комфорт загробный, воскрешение посмертное, это криогенное будущее, мода на замораживание и воскрешение,— это Леонов предсказал…

Почему у молодых тридцатилетних авторов, ворвавшихся в нашу литературу за последние годы, такая тяга к магическому реализму?

Это довольно понятно. Их тяга к магическому реализму связана с тем, что средствами традиционного реализма российскую реальность как сейчас она есть, осветить невозможно. Прежде всего связано это с тем, что традиционные реалистические объяснения (материальные, просвещенческие) перестали работать. Как правильно пишет Веллер, человека ведет тяга к максимальному эмоциональному диапазону, а не к добру или злу. Иногда ко злу. К добру она реже, потому что добро считается дурным вкусом, дурным тоном.

Мне кажется, что магический реализм – это такой посильный ответ на кошмары ХХ века и на иррациональную глупость века ХХI. Тут интересная мысль: да, ХХ век был кошмарен. И эти кошмары были…